В разработке и применении онкологических КСГ есть проблемы, найдутся ли пути их решения в 2020 году?

Ноябрь 25, 2019

Этой теме был посвящен доклад Марии Авксентьевой, ведущего научного сотрудника Центра финансов здравоохранения НИФИ Минфина РФ на XXIII Российском онкологическом конгрессе.

Онкологические КСГ – это единственный пример в системе, где, во-первых, коэффициент затрат основан на расчете потребности в финансировании для лекарственной и лучевой терапии. Во-вторых, единственные КСГ, где тариф привязан к конкретным методам лечения. В-третьих, опыт внедрения онкологических КСГ полезен для всех остальных профилей.

«В КСГ нет недооцененных и переоцененных схем: оплата за любой случай в КСГ производится по среднему тарифу. Применение лекарства, стоимость которого превышает тариф, не может быть поводом для отказа в оплате или закупке, если схема есть в КСГ.  В каждой КСГ есть случаи лечения, которые стоят дороже тарифа. Если медицинская организация выбирает только дешевые схемы, это злоупотребление и повод к усилению контроля», — обратила внимание присутствующих Мария Авксентьева.

Что касается плюсов и минусов автоматизированного подхода к формированию КСГ по результатам расчетов, то они одинаково выражены в том, что минимизирована зависимость результата от человеческого фактора. К плюсам относится противодействие коррупции и неэтичное лоббирование, а к минусам – снижение возможности использования КСГ как инструмента управления стимулами.

Что касается системных проблем, то они являются серьезными препятствиями на пути успешного КСГ.

Например, есть факт — отсутствие ясности в определении показаний к госпитализациям в дневной стационар. Но нет ответа на вопрос о таблетированных препаратах: кому их назначать в дневном стационаре? Или есть жесткое регулирование объемов медицинской помощи в субъектах РФ, но неизвестно насколько запланированные объемы соответствуют потребности?

«Есть и ряд других системных проблем.  Первое — многообразие источников финансирования лекарственного лечения при несогласованности различных нормативных документов: инъекционные препараты закупаются через программу ОНЛС; отношение к их введению в условиях поликлиники неоднозначное; оплата их введения в условиях стационара не предусмотрена. Второе — разные подходы к формированию КСГ и методов ВМП. Формулировки методов ВМП зачастую не используют номенклатуру медицинских услуг – трудно развести, что относится к ВМП, а что к КСГ. Третье — быстрое расширение перечней лекарственных препаратов за счет включения дорогостоящих противоопухолевых лекарств. И последнее – расхождения во мнениях экспертов относительно возможности изменений режимов дозирования лекарств, снижения дозы». – отметила Мария Авксентьева.

Есть проблемы, а значит их необходимо решать. Эксперт сказала, что решить их быстро не удается и в связи с этим они переходят из года в год.

«У нас есть стратегические направления совершенствования онкологических КСГ: создание новых КСГ для оплаты госпитализаций, обусловленных нежелательными явлениями на фоне лечения; расширение перечня схем лекарственной терапии и уточнение их описания. На сегодняшний день уже ведется работа по переработке хирургических онкологических КСГ, улучшению номенклатуры медицинских услуг. Что касается изменений в 2020 году, то ведется работа по актуализации модели оплаты лекарственной терапии при злокачественных новообразованиях: расчет стоимости лечения по КСГ в соответствии со схемами лекарственной терапии, включенными в клинические рекомендации, размещенными на рубрикаторе Минздрава России; корректировка стоимости случаев лечения по КСГ с учетом включения лекарственных препаратов в перечень ЖНВЛП на 2020 год, а также корректировка стоимости случаев лечения по КСГ с учетом изменений предельных отпускных цен на лекарственные препараты на 2020 год, в том числе с учетом НДС», — подытожила Мария Авксентьева.